Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:12 

придумать какая музыка лучше подходит для плеера

15:33 

двустронняя брошюра office.microsoft.com/ru-ru/word-help/HP00307294...

20:17 

Вера в Христа дает силы и радость

Мне кажется, что люди могут поверить в Бога только, если Он того захочет и пошлет им кого-либо или что-либо для мотивации
А вот укрепиться в вере на мой взгляд можно с помощью чтения различных примеров из жизни добродетельных христиан
например, меня каждый раз вдохновляют подобные рассказы о подвигах и просто внутренних изменениях с помощью веры
например, на меня очень повлияла история автора Не просто плотник Макдауэлл Джоша. я просто почувствовала, что его прошлый стиль поведения похож на мой. как всякая гордячка я всегда считала что я такая одна, проблемы у меня только мои, ни у кого таких нет, мысли меня одолевают хуже всех итд. а тут я поняла что нет, не одинока. и поняла, что если у него получилось стать верующим и измениться, то и я могу попробовать.
вообще вера объединяет. то есть ты ощущаешь единение с другими людьми, но не с безбожниками с коими ты объединялся когда жил без веры, а с верующими. и это сродни эйфории. вообще вера дает ощущение счастья похлеще чем что-то другое. потому она и не пропадает, потому и длится столько лет, столетий, тысячелетий. люди бы не стали верить, если бы вера не помогала им, если бы они не находили в ней умиротворение и защиту. точнее не в просто вере, а именно в вере в Бога. В общем, каждый раз читая про человека, который жил в другое время, эпоху, другой исторический период и видя у него те же страсти, искушения, проблемы, страхи, начинаешь понимать что ты не одинок, не уникален в плане свои чувств и что ты можешь опереться на труды таких как ты и читая их укрепиться в вере и научиться тому что они познали на себе. читая про людей не чужих и холодных, а таких близких, начинаешь понимать что такое братство по вере. потому что кажется будто ты говоришь с ними. эти люди проходили то же самое и справились, значит и у меня есть шанс, так? может это мое восприятие, но мне оно помогает.
в общем как я и прочитала только что, веру надо поддерживать. как и любовь. и вообще все добродетели. нельзя сегодня верить, завтра нет, нужно делать это постоянно длительный период времени - всю жизнь или ту часть, в которой повезло поверить. то есть когда тебе Бог дал такую возможность

------

14:10 

Го и чайная церемония

Чайная церемония как ритуал спокойствия

После многих лет развития духовной уверенности, когда вы перейдете к технике отсутствия техники, может быть, вы сможете схватывать момент, исходя из своего представления о нем. Может быть, вы сумеете навязывать противнику свое согласование, захватывая и контролируя его атакующий дух. Но ваш ум должен быть полностью пустым и полностью чистым: никакого эго, никакой агрессии, никакой жадности, никакого согласования. читать дальше


-----------------------------
го и жизнь
Отношение к сопернику

Неуважительное отношение к сопернику – верный путь к проигрышу. Спокойствие и хладнокровие позволят не спешить и принимать взвешенные решения. Негативные эмоции к партнеру – раздражение, обида, злость – это слабость, ведущая к неудаче. Для победы необходимо равновесие. читать дальше

@темы: го

13:46 

Но и после него поминовение не прекращается, только теперь оно бывает в памятные дни - день рождения, смерти, именины покойного.
о погребении www.memoriam.ru/xristianskij-obryad-pogrebeniya...

19:16 

19:07 

19:05 

«Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне»

00:11 

23:56 

Очень правильно написано

"Свобода совести – великая вещь. И, думаю, христианству не стоит отказываться от этого своего детища. Однако это вовсе не означает, что христиане сами готовы смотреть на другие идеологические течения с позиций так называемой толерантности или терпимости.
Вообще, к разочарованию многих моих светских оппонентов, должен сказать, что слово “терпимость” в Библии отсутствует. Это слово не из христианского лексикона. Христос никакой терпимости не учил и ни к какой толерантности не призывал. “Все, кто приходили прежде меня, – суть воры и разбойники”. Это называется – “пламенный привет Будде и Кришне”.
Христианин вовсе не призван к терпимости. Христианская этика говорит: люби грешника и ненавидь грех. Грешника не надо терпеть. В том числе инакомыслящего, потому что идеологическое, мировоззренческое заблуждение – это тоже промах (а греческое слово переведенное на русский как “грех”, буквально означает “промах”). Промахнувшегося надо не терпеть, а любить. И при этом ненавидеть его промах, его грех, его ошибку. Так что, христианство призывает к гораздо большему, чем терпимость – к любви. Но при этом не обязывает со всем соглашаться и апплодировать всему, что мы видим вокруг: “Ах, это просто другой стиль жизни! Другая ориентация, другая религия – это нельзя осуждать”. Ничего этого в христианстве нет. Люби грешника, но ненавидь грех!
Сегодня же нас пробуют сделать этакими интеллектуальными импотентами. Потому что, если человек не будет давать оценки и вести дискуссии, это будет означать ампутацию его мысли. Ведь любая мысль, в конце концов, проводит различия, фиксирует их, пробует их аргументировать. Поэтому нынешние призывы к политкорректности, это на самом деле – призывы к безмыслию."
А.Кураев
(выдержки из интервью журналу "Фома")

научиться бы и мне так говорить. хотя все равно убедить кого-либо в чем-либо можно не столько словами сколько с помощью веры. потому что человек сам извилистыми дорогами идет к Богу, и ты не в силах заставить его верить. это приходит со временем.. в то же время если человек почти готов, а ты вовремя ему сказал что-то такое вот мотивирующее и меняющее взгляд на мир - это работает. получается иногда все-таки надо пытаться?

и о том отрывке, что выше. о том, что христианство, православие, точнее не религия на тему: "ах все терпеть и всем прощать" а изменение себя путем отказа от ненужных суетных вещей и грехов, любовь к людям и прощение их, но при этом не потворствование их грехам. То есть христианство это сила. сила духовная, смирение себя, но при этом возможность и жажда отстоять веру, не дать ее поругать, не отступиться под влиянием неверующих. то есть с одной стороны нужно отказывать себе в плохих но приятных телу вещах, смиряться, покоряться Богу, любить людей, но в то же время нужно знать свою веру, изучать книги о ней, слушать песнопения и проповеди, не пассивно принимать все, а пытаться извлечь уроки из неудач (то есть не роптать и не сдаваться, а понять что от тебя мало что зависит и положиться на Бога. но при этом не сидеть дома, а действовать, чтобы с Божьей помощью в итоге получить что причитается). Вера не слабость, вот к чему я веду. Куда проще быть ведомым модой, влиянием страстей, своих прихотей и желаний и куда сложнее отказаться от того, что так и пестрит вокруг, привлекая к себе внимание. а главное сложно отстоять веру, когда людям кажется, что это смешно. вот еще парадокс, магия, нло, гадания, приметы, мистические места, загадочные события это все мы любим обсуждать, но как только начинаем копать глубже, туда, откуда собственно все и идет, а именно Рай и Ад, позитивная и негативная энергия, если по-другому. это же все оно и есть! по сути вера просто открывает глаза на истинное положение вещей. мы и так тыкаемся, кругом натыкаемся на следствие этой силы, которая выше нас, но почему-то не хотим ее признать. потому что нужно нести ответственность, а гораздо проще закрыть глаза и сказать: ничего нет, нет смысла пытаться как-то измениться, все равно все тлен. но зачем тогда жаловаться на плохое настроение и апатию, депрессию, уныние, гнев? мы же сами все это поощряем. все грехи такие естественные, у нас они постоянно под боком, но мы их не замечаем. мы сжились с ними. и в то же время стремимся к Богу, даже в словах, мы постоянно говорим: СпасиБо что значит Спаси Бог, мы говорим Слава Богу и Не дай Бог, мы говорим Боже Мой, мы говорим Господи. мы много чего говорим, но не вслушиваемся в слова. А ведь повсюду обращения к Всевышнему. Они влились в нашу речь, стали просто вводными словами или даже руганью. Это же насколько надо извратиться, чтобы к такому прийти?
В общем на мой взгляд все слишком просто. То есть вера не прячется, она на виду, но ее не видят. Ослеплены грехами, пороками и всем прочим. И ведь если вслушаться в молитвы, в проповеди, то там все предельно ясным простым языком написано. Там просьбы о спасении, там признание своей неправоты, там описание каждодневных бытовых грехов вроде жадности, обжорства, кражи по мелочи вроде оставленной у себя чужой книги, не отдавания долга, осуждения (увидел человека, подумал гадость), гнева (кто-то толкнул, уже злость), гордыня (о даа, на ней все строится. собственно откуда все идет? от чрезмерной зацикленности на себе. а почему у других лучше? ведь Я такой весь из себя. а на самом деле если заглянуть в себя, то ужаснешься. и окажется что грехов накопилось просто гигантское количество. мне кажется чтобы понять это надо сесть и просто по основным заповедям записать основные плохие поступки на лист бумаги. и вдуматься что за каждый придется отвечать. пусть не сейчас, но ведь время летит незаметно, и кто знает сколько отмерено? вдруг банально не успеешь себя очистить перед смертью и попадешь на вечные муки. и тогда будет совсем невесело)

в общем-то писала для себя, но если у кого найдет отклик надеюсь будет полезно.

23:28 

23:21 

Беседы о браке pavel-gumerov.ru/

13:56 

статьи о баннерх
matthewjamestaylor.com/responsive-ads/ad.css

matthewjamestaylor.com/blog/responsive-banner-a...

ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%BD%...(%D0%98%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%82)#.D0.A4.D0.BE.D1.80.D0.BC.D0.B0.D1.82.D1.8B_.D0.B1.D0.B0.D0.BD.D0.BD.D0.B5.D1.80.D0.B0

jsfiddle.net/weageoo/RVqdB/

habrahabr.ru/post/169387/

22:24 

20:24 

Что это значит? Это значит жизнь благоговейная, когда человек боится словом, или мыслью, или делом, или чувством оскорбить Бога; все время об этом помнит; все время живет очень «опасно»; думает, как бы ему не нарушить мира с Богом; все время боится кого-то обидеть, опечалить, боится полениться, сказать грубое слово, рассердиться, позавидовать – и так все время боится, боится, боится. Вот это «боится» и есть страх Божий – боязнь оскорбить Божие величие своей жизнью. Это первое условие, без этого нет христианства.

Второе – смирение. Надо обязательно видеть себя хуже всех, ни над кем не превозноситься, никого не учить; не думать, что тебя уничижают; считать, что все, что с тобой происходит, тебе поделом, так тебе и надо. Стараться, как Господь сказал, «кто захочет взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду». То есть смиряться во всем, всегда и перед всеми.

Ну и третье, что уже человеком недостижимо, – любовь. Страх Божий достижим с большим трудом, смирение – еще с бóльшим, а любовь вообще недостижима. Любовь – это всегда дар, который Бог дает тому, кто старается поступать по любви. Что это значит? Это значит все время поступать против своего эгоизма. Например, с кем-то мы повздорили, вышла неприятность. По своему эгоизму хочется нагрубить в ответ, сказать «сам дурак» или не разговаривать с этим человеком. А по любви наоборот: относиться к нему так, как будто ничего вообще не случилось. Пусть он даже тысячу раз не прав, а все равно это все преодолеть. И так поступать всегда и со всеми, прав человек или не прав, хорош он или плох, – всегда по любви, то есть против себя, против своего эгоизма, против себялюбия.
Вот раздражает тебя человек – а ты свое раздражение преодолеваешь, обидел тебя – а ты стараешься его простить, покрыть, не обижаться, делаешь над собой усилие. И так во всем, все время такой труд. Когда Господь видит, что человек старается, хочет любить, действительно этого хочет, а не на словах – на словах-то мы все друг друга любим, мы все насквозь православные, – а вот именно на деле, тогда Господь дает ему истинную любовь, которая есть высшее блаженство. Потому что уже ни на кого не обижаешься и все тебе хорошо, все тебе весело, ничего тебя не может из седла выбить, все воспринимаешь легко, ни о каких потерях не скорбишь, любую клевету против себя услышишь – и то как-то тебя не затронет: да Бог с ними. Потому что забота-то одна только: не что люди скажут, а что Бог. А перед Богом душа чиста. И вот тогда радость бывает на сердце. Это и есть духовная радость и блаженство.
запись создана: 15.03.2014 в 13:06

20:23 

20:23 

исповедь www.vladivostok-eparhia.ru/christian/ispoved/ka...

dusha-orthodox.ru/forum/index.php?showtopic=199...

duhovnik.com/node/751

прочитать три канона перед исповедью

перед причастием azbyka.ru/tserkov/o_tserkvi/igumen_Petr_Besedy_...

14:10 

И вот этим все сказано

Воскресное всенощное бдение. Память сорока мучеников Севастийских
(22 марта)
Сегодняшнее воскресенье совпало с днем памяти сорока мучеников Севастийских. Святые мученики не были аскетами и молитвенниками, они были простыми воинами. И осталась память о том, что воевали они прекрасно, то есть воинами были хорошими, храбрыми. Храбрость – качество духовное, потому что ничего не боится только сумасшедший. Нормальному человеку чувство страха ведомо, и оно для него естественно. Храбрость – это не отсутствие боязни, а возможность страх преодолеть. А для этого нужна сила души. И конечно, к тому подвигу, который сорок мучеников совершили, они подготовились своей жизнью. Ничто не бывает случайным, всегда и греху что-то предшествует, и подвигу. Их подвигу предшествовало их военное искусство.
Мученикам Севастийским придумали очень интересную казнь. Вообще в те времена люди были весьма изобретательны на всякие такие штуки. Им не стали рубить головы, не стали давать их на съедение диким зверям, а решили их заморозить, поставили на лед. А чтобы приятнее было стоять на льду, соорудили на берегу баню и жарко ее натопили, чтоб они все-таки дрогнули и отказались от своего, как их мучители думали, заблуждения – от веры во Христа. Святые мученики, будучи воинами, имели полную возможность защищаться, драться, но они добровольно сложили оружие и решили ради Христа потерпеть. Только один не выдержал и побежал к этой бане. И как только он туда вошел, упал замертво: сосуды не выдержали резкого расширения, а может быть, и сердце – инфаркт случился.
В это время один из стражников увидел спускающиеся с неба на головы этих мужественных людей тридцать девять венцов. Тогда он быстро разделся донага и бросился к ним в озеро. Так в одну секунду он был причтен к этому сонму сорока мучеников, хотя и не был крещеным, никогда не слышал, наверное, о Христе и вряд ли читал Евангелие, потому что тогда книгопечатания не было и Евангелия целиком не имели даже в христианских общинах. Были только отдельные книги, их переписывали от руки и читали в церковных собраниях. Но святая Церковь почитает этого человека вместе со всеми мучениками, и на иконе изображен сороковой венец, спускающийся на главу вот этого последнего, хотя он вместе с ними не страдал всю ночь, не терпел, а в нем этот переворот случился в одно мгновение. Но то, что с ним произошло, – это именно то самое главное, что должно произойти с каждым из нас.
Что же в нем произошло? Он решился стать таким, как они. Он был покорен их подвигом, он был поражен божественной красотой их христианского мужества, он был побежден их кротостью. То есть его сердце по своему внутреннему устроению стало совершенно тождественно сердцам этих людей. Поэтому все остальные вещи: и молитва, которой он не знал, и Священное Писание, которого он не читал, и, конечно, он никогда не входил в евхаристическое собрание, и был некрещеным человеком, – но за одну вот эту решимость Господь все восполнил. Потому что и крещение, и чтение слова Божия, и молитва, и общее церковное собрание – все те неисчислимые драгоценности, которые мы с вами имеем, – это всего лишь средства достижения любви к Богу, средства достижения близости к Нему, средства, с помощью которых человек может возгреть в себе желание подвига ради Христа, желание взвалить на себя это иго, о котором Господь говорит: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» в вечной жизни. И вот этой решимости не хватает, собственно, каждому из нас, чтобы уподобиться им, чтобы получить тот же венец от Бога.
Спрашивается, почему мы никаких венцов над головой других людей не видим, а этот грубый воин, который еще несколько секунд назад исполнял роль палача, почему он увидел? Дело в том что Господь человеку, который готов решиться на подвиг, помогает. Вот этот человек всю ночь сидел у натопленной бани, ему было тепло и хорошо, и он смотрел на мучеников, и созерцание их прекрасного подвига перерождало его душу. Видимо, ему осталось совсем немножко, наверное, он колебался, поэтому Господь ему помог. Господь смилостивился над ним и показал ему ту славу небесную, которую получают эти мужи. И тогда он возжелал того же.
Спасение души возможно только тогда, когда человек возжелает жизни духовной, возжелает подвига, а не этой пошлой мирской жизни. Особенно современная цивилизация – это вообще царство пошлости, потому что все превратилось в суррогат, ничего настоящего уже не осталось. Отдельные крупицы чего-то подлинного еще кое-где есть, а все остальное насквозь фальшивое. Поэтому в наше время отказ от всего этого даже подвига не представляет, потому что в мире царствует очевидная самодовольная пошлость. Дьявол, он вообще пошл, он даже ничего придумать-то не может интересного, а только бесконечно повторять, нудить все одно и то же. Это сплошная серятина, это все настолько примитивно, что мы только в силу своей духовной неразвитости можем попадаться на его дурацкие уловки.
Поэтому каждый, кого осаждают какие-то помыслы, и он думает, что ох, какой ужас, какой он грешный, какие у него мысли в голове, – он не понимает, что такими же помыслами осаждается вообще каждый. Потому что дьявол изобрести ничего нового не может, все одно и то же: все эти летающие тарелки, вся эта астрология пошлая, все эти маги бесконечные, все эти экстрасенсы – это все древнейшая, исчисляемая тысячелетиями пошлость. Просто сейчас это приняло совершенно мерзкий, еще в советском варианте, кошмарный вид. Поэтому от всего этого отойти для нормального человека со здоровым рассудком вообще не представляет никакого труда.
Но одно дело – отойти, а вот решиться, чтобы стать все-таки христианином, ну хоть в какой-то степени, хоть чуть-чуть, хоть полдня, хотя бы до обеда, – это уже, конечно, требует чего-то большего. А мы очень пристрастны к этой жизни, все хотим играть роль, все хотим выглядеть, все зависим от того, что люди подумают, что скажут, зависим от своих страстишек. Страстей настоящих в нас даже нет, потому что это все тоже мелко и пошло удивительно, просто на редкость: если зависть, то мелкая; если подлость, то опять какая-то мелкая; если воровство, то по мелочи – то есть настолько все истолклось, измельчилось за время, пока человечество живет, что действительно век скончавается. И любовь оскудевает по одной простой причине: потому что источник любви – Бог, и черпать любовь сердце человеческое может только в Боге.
Поэтому, если человек удалился от Бога, он и становится таким мелко раздражительным, вечно недовольным и вечно пытающимся что-то такое себе временное придумать, чтобы отвлечься от собственной пустоты. Человек даже боится остаться с самим собой наедине, ему нужно радио включить, ему нужно обязательно с кем-то болтать, ему обязательно надо куда-то ехать, потому что его окружает пустота, и он не хочет ни на минутку серьезно задуматься: а зачем я живу? зачем? Страшно себе такой вопрос задать. Потому что если честно его задать, то надо жизнь менять. А все так тепленько, сухонько, удобненько, что не хочется менять, жалко. Поэтому однажды Господь сказал: «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть». Ожирело сердце людей, ожирело, оно не способно ничего воспринимать, оно может только потреблять. А что потреблять? Мелкие удовольствия телесные и душевные. Вот в этой телесности и душевности, в этой дебелости, в этом страшном компоте сердце человеческое и плавает. А призвано оно к вечной жизни, призвано к подвигу.
И подвиг сорока мучеников Севастийских действительно как солнце сияет. Во всю историю Церкви много было настоящих подвижников и настоящих героев духа, но их подвиг особняком стоит, он какой-то особенный, удивительный. Сейчас мы абсолютно к этому не способны, и тянуться-то к этому нельзя, и, более того, Господь от нас этого совсем не требует. Сейчас время дел очень малых: чуть-чуточку потерпеть, чуть-чуточку меньше лениться, чуть-чуточку себя в чем-то заставить, чуть-чуточку унять свою плоть – то есть подвиг должен быть легкий, но постоянный, предпринимаемый ради Христа. Потому что на что-то великое, конечно, мы не способны.
Только и слышишь: я не могу, у меня не получается. Стоит человек взрослый, льет слезы. Что, умер кто? Нет, никто не умер. Что, обидели тебя, избили, обокрали, дом сгорел, близкого потерял? Нет. Что же ты ноешь? Ты что, всех больных на свете посетил? Всех голодных уже накормил? Все храмы уже отреставрировал? Что, делать нечего, работы мало на земле? Чего ныть-то? Нет, человек не может. Не может даже иногда в квартире прибрать. Непосильный подвиг – квартиру прибрать чуть-чуть. Нет, все только полежать, только развлечься, куда-то съездить, что-то посмотреть, помечтать. Все только себе, только потреблять, только иметь и так вот растекаться, растекаться, растекаться.
А надо наоборот, надо иго на себя брать, надо обязательно трудиться, причем трудиться долго. Раскрыл молитвослов – мысли путаются. Ничего страшного в этом нет, они и должны путаться, потому что ты человек грешный. Помыслы тебя осаждают? И Антония Великого осаждали помыслы. Он двадцать лет в пещере провел, не видя людей, только тогда избавился от помыслов. Но ты-то не Антоний Великий. Может быть, тебе и сорок лет придется на это употребить, а может быть, никогда и не достигнешь чистой молитвы, Бог не даст по гордости твоей. Ну и что, значит, надо подвиг, что ли, оставить? Нет. Вот то, что есть из твоей собственной внутренней данности, что ты можешь Богу представить, то и яви. Потому что Господь-то твою немощь знает, не надо рядиться в какие-то одежды, что-то из себя изображать напоказ, кланяться, форму лица делать благочестивую. Бога-то не обманешь. Это все насквозь видно. Да и человек внимательный, глядя на твое личико, прекрасно разберется, кто ты есть. Тут не надо много ума, чуть-чуточку внимания. Поэтому надо стараться это все отбросить. Потому что жизнь на самом деле очень проста, ничего такого в ней сложного нет. Евангелие написано рыбаками и для рыбаков. Господь специально избрал немудрые, чтобы эту всю рефлектирующую мудрость посрамить. Потому что все разговоры – это вообще ничто по сравнению с каким-то малым, но очень конкретным, реальным делом.
И пусть подвиг таких людей, которые жили до нас, которые так же, как мы с вами, собирались на молитву, пусть он будет для нас призывом, пусть будет эталоном, с которым мы можем себя все время сравнивать. Потому что какой иначе смысл, что мы прославляем святых, поем им величание, ради них собираемся все вместе? Что это все, пустые слова? Вроде как: дорогая мамочка, вот тебе на Восьмое марта цветочек – а завтра буду хамить и врать. Какой вообще в этой фальшивой любви толк? Как обычно детки мамочку любят? Моя дорогая мамочка! А мамочка что-нибудь попросит сделать – воды подать, или уроки вовремя сделать хотя бы однажды, или просто, когда скажут: выключи телевизор, чтобы пойти и выключить, вместо того чтобы губы надуть, – но нет, этого, конечно, нет.
Так же и эти все наши молитвы, эти наши храмы – это все может оказаться пустым звуком, как в семнадцатом году это все оказалось пустым звуком. Потому что когда храмы ломали – ломающих было очень мало, а стоящих вокруг было очень много, – то мало кто заступился, мало. Все стояли и смотрели, что происходит, и только руками всплескивали: ах! И если завтра начнется то же, то вряд ли картина серьезно изменится. Поэтому на самом деле это милость Божия, что так все пока временно у нас устрояется. Но это не значит, что сатана уснул или вышел на пенсию. Нет, ничего подобного. Все в свое время обязательно будет. И формы его борьбы с нами, они одни и те же. Поэтому историю Церкви и в семинарии изучают, потому что на истории видно, как было когда-то. Как было тогда, так будет и в будущем. Как люди одни и те же, так и борьба духовная все одна и та же.
Поэтому каждый из нас должен все время трезво свою жизнь рассматривать. Не надо уходить от этих всех реальных вопросов и проблем, а каждый раз надо трезво и серьезно себе эти вопросы задавать и трезво и серьезно на них отвечать. И согласно с собственной совестью и с тем, что ты успел усвоить из Евангелия, стараться и поступать. Потому что сверх того, что ты можешь, Господь не требует. В Писании сказано: «От всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут». Кому много дано, с того много спросится, кому меньше дано, с того меньше спросится, кому совсем мало – с того мало. Так Господь и дает: одному один талант, другому – два, третьему – пять талантов. Каждому по его мере.
Вот многие бы из нас хотели чуточку поумнеть, но это же невозможно. И даже похудеть и то трудно. А ведь это чисто физическое явление: ешь поменьше – и похудеешь; и то как это трудно. А уж в душе что-то прибавить – это требует колоссальных усилий и решимости. Поэтому по молитвам святых мучеников Севастийских да поможет нам Господь управить свою жизнь в Царствие Небесное. Аминь.

20:04 


18:02 

Каждое слово должно быть обдуманным, как и каждое действие. Как и даже каждая мысль
Поэтому уж лучше молчать и ничего не писать, чем писать нытье или орать
Вообще писать лучше списки того что нужно сделать

Список все тот же
Контрольные-работа-сессия + съездить в университет в среду

Личный дневник

главная